Султан Ныров. Танцы без правил



Как и чем живут брейк-дансеры, мы выяснили у чемпиона мира в этом направлении Султана Нырова.

Досье:

Ф.И.О.: Ныров Султанбек Владимирович
Никнейм: FastFooT
Дата рождения: 25.09.1983
Команда: Predatorz Crew
Любимый город: Москва
Любимое место в нем: улицы в центре и практически все парки
Книга: «Богатый папа, бедный папа»
Фильм: «Матрица», «Интерстеллар»
Кумир из детства: папа и Брюс Ли

@fastfoot_predatorz

— Сколько лет вы занимаетесь танцами?

Я в брейкинге уже 20 лет. Выбор направления произошел случайно: я увидел несколько движений у брата, потом посмотрел видео и понял, что мне это очень нравится. Родители были в недоумении от того, чем мы занимаемся и к чему это может привести. Так как мы на тот момент уже сделали хорошую спортивную карьеру в вольной борьбе, были и чемпионами России, и кандидатами в мастера спорта. Но спустя несколько лет папа с мамой поддержали нас и наш выбор, за что им огромнейшее спасибо!

— А сколько из них вы шли к титулу чемпиона мира?

13. С 2001 по 2014 год я постоянно участвовал в отборочных этапах и на самом чемпионате. Поэтому, когда вершина была достигнута, почувствовал большое облегчение. Ну и радость, конечно. Правда, теперь стоит вопрос, куда дальше двигаться.

— Помните, в какой момент хобби превратилось в работу и дело всей жизни?

Это произошло тогда, когда родители поняли, что я стал самостоятельным и могу себя обеспечивать с помощью брейкинга. Это случилось через 3 года занятий танцами.

— Что вы испытываете на тренировке и на публичном выступлении? Есть ли отличие между этими состояниями?

Тренировка для меня — это некая медитация, момент нахождения с самим собой, в процессе которого рождаются все новые и новые элементы движения. На сцене же я испытываю адреналин, чувство ответственности и мощные энергетические вибрации, передающиеся от зрителя. Это разные ощущения, но и там и там есть наслаждение процессом!

— Если вы замечаете, что кто-то из напарников подводит вас во время выступления, как реагируете?

Абсолютно адекватно, так как я и сам, бывает, косячу. Мы все не идеальны, и у каждого есть некие погрешности.

«Перед выходом на сцену настраиваюсь мысленно на победу: представляю в подробностях, как выхожу и танцую, с какой энергетикой выполняю движения».

— А в какие моменты волнение чувствуется сильнее — когда выступаете сами или когда смотрите на своих учеников?

Ох, если честно, я волнуюсь сильнее, когда выступают мои подопечные. Мы вместе с моим братом Асланом Ныровым давно уже ведем за собой людей-единомышленников. И очень ценим ребят, которые имеют цели и желания, особенно когда они совпадают с нашими. Так вот, если я вижу, что они не выкладываются на сцене на 100 %, значит, это моя недоработка как преподавателя.

— Что именно вы стараетесь привить им в первую очередь?

Главное — относиться к занятию с любовью, понимать, что это нужно именно им, а не кому-то еще. С ответственностью подходить к урокам, проявлять инициативу и внимательность. Плюс ко всему это­му — самостоятельно находить ин­фор­мацию о нашем направлении и больше изучать ее.

— Есть ощущение, что брейк-дансеры выкладываются даже больше, чем другие танцоры, настолько динамичный у вас танец. Вы тоже так считаете?

На мой взгляд, все команды в разных странах мира выкладываются в меру своих возможностей. Это зависит от социального положения и количества времени на тренировки. Так что могу сказать лишь одно: мы тратим много времени и сил на то, чтобы все было качественно и динамично.

— И вам нравится, как развивается ваша культура в России?

Не совсем все нравится. Потому как культура-то и не развивается. Развивается лишь спортивная часть нашего направления. С одной стороны, это отлично, с другой — нет. А ведь есть еще множество смежных направлений и ответвлений брейкинга, и они, как я заметил в последнее время, все больше теряются. Но в целом в нашей стране мой спорт на отличном уровне, хотя и не так популярен, как где-то за границей. Возьмем Францию: там чемпионаты по нашему виду танцев собирают в среднем около 3  000 че­ловек. И это обычные люди, не танцоры, приходят посмотреть, поболеть. Вот это я называю культурой.

— По вашему «Инстаграму» создается ощущение, что на личную жизнь времени совсем не остается — только тренировки и гастроли. Так и есть?

Абсолютно верно, времени уходит уйма. Но в этом режиме можно выкрасть время и на семейные дела, прогулки, путешествия.

— А какие из посещенных стран вам запомнились наилучшим образом?

Те, где я бываю со своей женой Викторией. Ведь там нет суеты, не нужно настраиваться на соревнования и можно адекватно оценить окружающую красоту. Для меня все локации, которые мы посещаем вместе, интересны, и нет какой-то особенной.

— У вас есть режим сна, питания и так далее?

Раньше не было, все было сумбурно — в силу возраста и непостоянности графика. Сейчас он есть, конечно. Ложусь спать в полночь, хотя раньше мог бодрствовать до 4 утра. Просыпаюсь в 8, иногда в 9 утра. В питании не могу выделить что-то особенное: оно зависит от распорядка дня. Чаще это обычный легкий завтрак перед тренировкой, после нее — обед поплотнее и несложный ужин уже или до работы, или после, так как график варьируется. Ну и если когда-то я мог позволить себе фастфуд, то сейчас все стало иначе: стараюсь употреблять меньше химии, больше полезных овощей, фруктов, еще начал пить витамины и восстановительные средства из спортивного питания.

— Есть ли у вас какое-то особенное, традиционное блюдо в семье?

У нас, естественно, очень много блюд национального, традиционного характера. После того как начали жить с женой, изобрели свои блюда. Она у меня вегетарианка и очень вкусно готовит блюда с овощами. Например, раньше я не любил брокколи, но в ее исполнении это просто суперовощ. Рецепт не скажу, но знаю, что она запекает капусту в духовке специальным способом, добавляет специальный соус, лук и рис бурый длиннозерный, если не ошибаюсь. В общем, получается полезно и вкусно.

— Без чего вы не мыслите свою жизнь, кроме брейка?

Без музыки, конечно. Она дает толчок танцору к тому, чтобы он обыграл ее своими движениями и телом. Еще больше я стал ее ценить и больше знать обо всех особенностях после того, как сам начал сочинять композиции на миди-контроллере — это такая драм-машина. Пишу для души, друзей и коммерции. Без музыки, в общем, не мыслю жизнь.

— Что в планах на 2020 год?

Проявить себя в соло-карьере: хочу отдать 2–3 года этому и поучаствовать во всех соло-мероприятиях, которые будут в скором времени.