Италия на кончике языка



Кухня Италии — грандиозное по размерам и легкое по восприятию явление, которое невозможно объять одним языком — ни в значении речи (слов не хватит), ни в смысле непосредственного ощущения от кухни, возникающего на языке у пробующего ее (на дегустацию всего уйдет жизнь). В силу этой невозможности мы обратились к разным «языкам», попросив почитателей Италии поделиться своими главными потрясениями от гастрономии Апеннинского полуострова.

 

АЛЕКСЕЙ, ПОКЛОННИК ИТАЛЬЯНСКОЙ СТОЛИЦЫ (КРАСНОДАР)

Всем известно, что лучшие артишоки делают в Риме. Но не всем известно, что по-настоящему лучшие (во всяком случае на мой вкус) — это не пресловутые артишоки по-римски, а те, что делают в еврейском квартале, неподалеку от руин театра Марцелла. Попробовать их можно в любом из множества семейных ресторанчиков квартала. В отличие от артишоков по-римски, которые маринуют в оливковом масле и подают в холодном виде, артишоки по-еврейски — это горячее блюдо. Выглядит оно не слишком интересно: что-то приплюснутое и золотистое. Но интрига в том, что листики в процессе жарки становятся хрустящими, как чипсы, а сердцевина, наоборот, превращается почти в пюре. Хотя и в еврейском варианте артишоки подаются как закуска, именно они — главный гастрономический аттракцион квартала. Однажды мне пришлось выстоять очередь, чтобы поужинать: столики заказывают заранее, и у большинства на тарелках — артишоки. Они отлично идут с белым сухим вином, причем именно домашним: если от вина с именем ждешь чего-то определенного, то домашнее вино в Италии — это всегда сюрприз, и неизменно приятный.

 

МИХАИЛ, ДИРЕКТОР СТРОИТЕЛЬНОГО ЗАВОДА (ЕКАТЕРИНБУРГ)

Я бы сказал, Италия — страна действительно хорошей еды. Без преувеличений и мифологизации. Страна, в которой еда занимает очевидно большое место и время. Особенно это чувствуется в сравнении с тем, что мне доводилось есть в других не последних с гастрономической точки зрения странах Европы. Франция: их мнение о своей кухне явно выше самой кухни. Германия: прямо как фильм — большая жратва (много и с пивом). Австрия — никакой еды, кроме фастфуда (что бы ни было написано на вывеске) и десертов. А тут все по-другому. Даже в сети «Автогриль» мясо или рыбу жарят непременно при тебе из выбранного куска. При том что в Австрии в 99 % ресторанов знаменитый венский шницель — это разогретый в микроволновке полуфабрикат. На фоне общего ощущения честности и добротности итальянской еды были, конечно, и особые потрясения. Но тут важно и место, и настроение. Помню pasta con frutti di mare (с морепродуктами) в кафе над обрывом в Сорренто (а под обрывом глубиной метров 150 — пляж с черным вулканическим песком и темное сине-зеленое море, а время — обеденное, и суббота, и кафе полно больших и шумных итальянских семей). Помню говядину под зеленым соусом пепперони в кафе недалеко от Колизея (под вечер 31 января). Помню огромный тазик, иначе и не скажешь, капучино с горячей булкой из рук пожилой хозяйки небольшого горнолыжного отеля недалеко от Аквилы, которая недавно так пострадала от землетрясения. Надеюсь, с той хозяйкой все в порядке.

Италия на кончике языка

КОНСТАНТИН, ДИРЕКТОР ФИЛИАЛА КОМПАНИИ ТЕТРА ПАК (КРАСНОДАР)

Главное гастрономическое потрясение со мной случилось, когда я приехал в Италию в первый раз. Это была Флоренция, а потрясение настигло меня в виде здешнего главного специалитета — флорентийского стейка. События разворачивались в гастрономическом ресторане Sabatini на Via de Panzani, 9a, — превосходное заведение и в плане кухни, и в плане антуража. Услышав о моем намерении съесть стейк, официант принес целый поднос с огромными сырыми кусками мяса. На долю секунды я даже озадачился: не предлагают ли они мне есть это в сыром виде? Потом понял, что нужно выбрать желаемый кусок. Выбирать можно было хоть с закрытыми глазами — все мясо свежее, розовое, прожилки жира беспримесно белые. Я не думаю, что в России есть подобная говядина: эти коровы как будто с другой планеты, и мясо их — особенное. Оно не требует никаких премудростей: выбранный мной кусок просто зажарили на гриле, по моим ощущениям, даже без соли и каких-либо специй. И хотя и соль, и специи стояли передо мной на столе, желания ими воспользоваться не воз- никло — мясо настолько великолепно, что не нуждается ни в чем абсолютно. Подается флорентийский стейк отдельно от какой-либо другой еды. Конечно, можно заказать к нему салат, но размеры стейка делают это излишним. Что было налито в бокале? Разумеется, тосканское вино, а как же иначе? С тех пор, приезжая в Италию, обязательно возвращаюсь в этот ресторан, чтобы съесть очередной стейк по-флорентийски. Конечно, полюбил и пасту. Кстати, сделал вывод: чем меньше в соусе для пасты ингредиентов, тем вкуснее итоговое блюдо. А вот пицца не произвела никакого впечатления — по-моему, не многим лучше, чем в России.

ЛЮДМИЛА, МЕНЕДЖЕР КОММЕРЧЕСКОГО ОТДЕЛА ТОРГОВОЙ СЕТИ ТАБРИС (КРАСНОДАР)

Из последней поездки в Италию привезла любовь к коктейлю сорбетто и его рецепт: одна часть молодого белого сухого вина, две части молока или мороженого и чуть- чуть сока лайма — добавляется в самом конце и быстро взбивается, чтобы молоко не свернулось. Подается в бокале для белого вина. Невероятно хорошо жарким летним вечером. Из еды лучшее итальянское — это морепродукты. Первый ресторан, куда я попала в Риме, — Ristorante Crostaceria Enoteca на улице Capocci, 26. Там подавали свежие мидии, устрицы, осьминоги, карпаччо из рыбы. Как и многие по-настоящему хорошие нетуристические рестораны Италии, снаружи он казался совершеннейшей столовой, но внутри — превосходный рыбный ресторан.

Еще полюбила спагетти с морепродуктами в томатном соусе. В последний раз была в рыбацкой деревне: там выяснила, что и ризотто со свежевыловленными морепродуктами — это чудесно. Но лучший способ насладиться дарами моря — заказать их отдельно, приготовленными на гриле. В одном ресторанчике в Кастельфранко на гриле мне зажарили креветки, мидии и еще какие-то моллюски, и это было прекрасно. Особая моя итальянская любовь — это крошечные кондитерские, где много всего и на всем — отпечатки пальцев кондитера, которые почему-то совершенно не отталкивают, а, наоборот, создают впечатление особой теплоты и душевности. Кстати, хотя Италия и диета — две вещи несовместные (однажды за вечер я съела одну за другой пять восхитительных брускетт с помидора- ми и ничуть не жалела), после итальянского путешествия я неизменно худею. Возможно, все дело в итальянских винах. Лучше всего во время путешествия наслаждаться домашними: они очень легкие и не мешают просмотру достопримечательностей.

 

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку и не пропустите новые рецепты и полезные статьи.