Филипе Хеймбургер. «Гранд Мер»



В супермаркеты сети «Табрис» пришла «Гранд Мер» — паста, о которой говорят: «Можно есть хоть без масла и соли, настолько уж она вкусная». Думаете, она из Италии? Не угадали. Впрочем, Филипе Хеймбургер, генеральный директор бренда, рассказал нам, что к чему.

Филипе Хеймбургер, внук Роберта Хеймбургера и нынешний генеральный директор, пришел на пост в 2007 году.

Филипе, с чего же все началось?
Компанию основал мой прадед, пекарь Роберт Хеймбургер, полунемец-полуфранцуз. Наш семейный регион — Эльзас, на севере Франции, он расположен у реки Рейн, и Германия от нас буквально в десяти километрах. А в 1910 году, когда Роберт начинал свой бизнес, его город Марленхейм вообще был частью Германии, а не Франции. Кулинарному искусству он тем не менее обучался в Париже.

Роберт был пекарем. Как же получилось, что он переключился на производство пасты?
Начиная с 1933 года он какое-то время жил в регионе Лотарингия. Там, в городе Саргемин, он сперва пек исключительно хлеб и сдобу, все как положено. Но прошло не так уж много времени, и началась Вторая мировая война. Роберт вернулся домой. Покупателям в тот период был особенно интересен как можно более питательный рацион. Роберт начал готовить пасту на куриных яйцах: нарезал ее на самом простом кухонном комбайне и подсушивал в печи — в жаре, оставшемся после выпечки хлеба. Популярность у нее была огромная: покупатели расхватывали едва просушенную пасту, лишь бы хватило. Поэтому в 1946–1947 годах он взялся за дело всерьез, основал фабрику исключительно для производства пасты. Но название бренда, «Гранд Мер» (в переводе с фр. — «бабушка»), появилось позже — в 1970 году.

  • 1930-е — Роберт Хеймбургер покидает дом отца-мельника в Марленхейме и отправляется учиться в Париж.
  • 1933 — Роберт возвращается из Парижа к своей невесте Элизабет. Вместе они открывают пекарню в коммуне Саргемин.
  • 1940 — Молодая семья возвращается в Марленхейм.
  • 1955 — Купив три самых современных на тот момент пресса для пасты, Роберт запускает фабричное производство.
  • 1970-е — Сын Роберта Роберт-младший и его жена Элен полностью модернизируют фабрику и создают бренд «Гранд Мер». Успех настолько велик, что вскоре фабрика начинает работать в три смены .
  • 1980-е — Роберт и Филипе, внуки основателя, присоединяются к семейному делу. Дедушка, все еще стоящий у руля, лично обучает братьев ценностям и этике компании.
  • 2003 — Компания переключается на автоматическую складскую систему — уникальную для Франции тех лет.
  • 2007 — Чтобы помочь компании выстоять в период глобализации, не рискуя качеством производства и ингредиентов, Роберт и Филипе меняют системы менеджмента и логистики на более гибкие и прозрачные.
  • 2020 — К семейному делу официально подключается четвертое поколение в лице Агаты, дочери Филипе.

Из Эльзаса «Бабушка» никогда не переезжала?
Никогда. Это нарушило бы ее самобытность. «Гранд Мер» до сих пор производится в Марленхейме, и этим летом, в июне, к управлению присоединилось уже четвертое поколение семьи Хеймбургер. И у нас есть сертификат PGI (Защищенное географическое указание).

Филипе Хеймбургер. «Гранд Мер»

За то, чтобы уберечь продукт от дешевых подделок и получить сертификат PGI (Защищенное географическое указание), семья Хеймбургер боролась 10 лет: в 2005 году он наконец был выдан.

Как вы побороли искушение стать частью какой-нибудь большой корпорации?
«Когда качество — семейная традиция» — наши философия и девиз. Мы просто-напросто не смогли бы им следовать, если бы слились с одним из корпоративных колоссов. Поэтому «Хеймбургер» — одна из последних в мире независимых семейных компаний — производителей пасты. И так как паста действительно хороша, мы без проблем завоевали отличную мировую репутацию, идя своим путем.

Паста традиционно считается итальянским продуктом. Как вы боретесь со стереотипами?
Италия, безусловно, сделала много для популяризации пасты. Но она работает в том числе и на масс-маркет, а это значит, что итальянская паста бывает и из мягких (более дешевых) сортов пшеницы, и приготовленная на воде… Закон во Франции запрещает использовать муку из мягких сортов пшеницы для промышленного изготовления пасты, только твердые сорта — «дурум». Мы, например, готовим исключительно из сорта семолина.

30% яиц от кур свободного выгула на 1 кг семолины содержит яичная паста «Гранд Мер».

Теперь возьмем куриные яйца. Мы замешиваем пасту не на воде, а исключительно на свежайших куриных яйцах, которые несут фермерские птицы, живущие не в клетках, а на свободном выгуле. И это самый что ни на есть традиционный французский рецепт, особенно в Эльзасе. Домашнюю яичную пасту со сливочным маслом здесь на протяжении столетий подавали к воскресным обедам. Поэтому французская паста — самобытный продукт.

Вплоть до 2010 года «Хеймбургер Компани» была, пожалуй, единственным во Франции производителем пасты шпецле. Рецептуру Роберт в 1955 году привез с противоположного берега Рейна.

Если верить семейной легенде, дама с логотипа бренда — большая любовь основателя компании Роберта Хеймбургера.

Под вашим фирменным брендом производится сразу несколько видов пасты. Как вы думаете, какой особенно полюбят в России?
Конечно же, «гнезда»! Это наша визитная карточка и особая гордость. Дело в том, что в Эльзасе очень много аистов: сложно представить здешний пейзаж без семей этих птиц на крышах домов. Есть поверье, что они приносят счастье. Мы специально придаем этому виду пасты особую форму, которая напоминает именно аистиные гнезда. Но мы надеемся, что в России оценят все наши продукты.

Филипе Хеймбургер. «Гранд Мер»

Как именно достигается такой эффект?
Методику придумал еще Роберт Хеймбургер. Он опускал сырую пасту в маленькие чашки и отправлял их в хлебную печь, когда в той еще оставалось тепло, и этого было достаточно для столь уникальной формы.

90 сотрудников трудятся над созданием пасты.

Рецептура пасты не изменилась за все эти годы?
Нет. Мы больше не производим ее вручную, но это не значит, что мы стали добавлять искусственные ингредиенты, да и вообще что-либо излишнее. Для цветных видов пасты, например, используем только натуральные красители: томат и свеклу — для красных, шпинат — для зеленых. А ярко-золотой оттенок у классических видов — заслуга большого количества куриных желтков. В большинстве видов нашей пасты в среднем по 4–7 яиц на 1 кг муки.

2,5 кг готовой пасты получается из 1 кг «Гранд Мер»

Рецептура, о которой мы говорили чуть выше, позволяет нашей пасте впитывать больше воды, чем большинству популярных макаронных изделий, и не развариваться. То же произойдет с соусами или маслом — сливочным, оливковым. Из весьма скромного количества пасты получается великолепный, очень сытный ужин.

Филипе Хеймбургер. «Гранд Мер»

Вы упомянули, что используете яйца только из-под «вольных» кур. Насколько важно для вас этичное производство?
Максимально важно. Мы уже освоили органическую нишу, получили необходимый сертификат, выпустили линейку соответствующих видов пасты и собираемся дальше расти в этом направлении. Но даже в том, что касается продуктов, не сертифицированных как «органик», мы придерживаемся этичных производственных процессов, держим в уме заботу об экологии и биоразнообразии.

В сети «Табрис» бренд «Гранд Мер» представляет несколько видов своей пасты:

Классика

Специалитет

Мини

N4 (или ширина — 4 мм) — традиционные параметры «гнезд» от «Гранд Мер».

Название бренда — это, конечно, отсылка к традиционному стилю вашего продукта. А какова история у бабушки с вашего логотипа?
О, это еще одна важная отсылка к истории Эльзаса. Видите ее любопытный головной убор? Это койф, причем характерный именно для нашего региона. Женщины носили его вплоть до Второй мировой войны. Изначально это был небольшой бант, который благодаря моде (и влиянию пруссов) разросся до размеров настолько колоссальных, что часто трепетал на ветру. Так что именно такой эффектный аксессуар носили хозяйки, колдовавшие над знаменитой эльзасской яичной пастой.

Мы очень ценим отзывы и всегда учитываем, поэтому с нетерпением ждем их от покупателей сети «Табрис».